Этологический форум

Этологический форум (http://forum.ethology.ru/index.php)
-   Этология животных (http://forum.ethology.ru/forumdisplay.php?f=9)
-   -   Рассказы собаколюбов. (http://forum.ethology.ru/showthread.php?t=2449)

doglist 03.10.2009 22:21

Сурепка!
Спасибо!
А можно я поделюсь со своими?

Смайлов не хватает...

Сурепка 04.10.2009 20:17

Welcome!
Правда, этот рассказ написан 7 лет назад, а эти 7 лет - это 7 лет+ к собачьему опыту.
Тому, кто хлебнул полной ложкой настоящих бед и смертельных болезней, проделки здоровой собаки кажутся такими умильными...:)

Bard 04.10.2009 22:41

Рассказ этот, собственно и не рассказ, даже, а мой пост с собачьего форума, там дилетанты вели спор о причинах агресси, доминантности и т.д. у собак. Потому и написанно в таком, мягко говоря, странном стиле


О настоящих Доминантах
Понятие это сейчас стало модным и часто употребляемыми, к сожалению, большинство бравирующих термином доминантность, плохо понимают суть этого понятия. Доминантностью оправдывают чрезмерную агрессию, драчливость, упрямство, недостаток социализации или и вовсе пороки психики - вещи, весьма далекие от доминантности. Проще всего, наверное, понять суть данного понятия на нас людях: разве любого драчуна, хулигана или склочника мы называем доминантом? А человека, который не способен вписаться в элементарные рамки человеческого общества? Правда, ведь смешно даже? Нет, настоящий доминант - он как раз всегда в центре общества, ему это общество просто жизненно необходимо, а общество, в свою очередь тянется к доминанту, идет за ним, ну и, конечно, подчиняется. И так происходит у всех стайных животных, закон природы такой. Иногда доминанты схватываются между собой, но, как правило, без смертельных исходов и не так уж часто, их просто не так уж много, как кажется, не так уж часто они рождаются - настоящие доминанты - природа позаботилась.
Я в своей жизни собачника с почти 20-ти летним стажем, имела удовольствие наблюдать настоящих собачьих доминантов дважды. Происходило это в далекие ранне-постсоветские времена, гуляли мы на собачнике (термин дурацкий, но зато всем понятный) общей численностью собак в 20-25, за раз собиралось порядка 15, преимущественно кобели крупных пород (немцы, доберы, ротторы, ризены, боксеры, фоксы(!!!) и т.п.), собаки, приходя туда, мгновенно превращались в единую стаю и, естественно, был вожак, Альфа, так сказать. Сначала был один, а потом его сменил другой, но о том как происходила смена я раскажу дальше, сначала о личностях этих доминантов.
Первый был доберман, не очень крупный (были там доберы сильно покрупнее), по-натуре совсем не драчливый, а скорее дружелюбный, завести его подраться было не просто, но если уж кто-то сумел (чужаки, своим это даже в голову не приходило), то размазывал по земле и КО, и САО, и роторов, и ВЕО, и догов, причем именно размазывал, в клочья не рвал и отпускал по-первому сигналу о капитуляции. Драк у себя в стае не терпел в принципе, и по его первому рыку драка прекращалась, если нет (что случалось крайне редко), всегда принимал сторону более слабого. Драки в стае, как правило, происходили в его отсутствие и прекращались, зачастую, тем, что кто-то начинал громко звать: Риф, Риф (так звали Альфу). Еще Риф был бесконечно терпелив со щенками и те его обожали, его, собственно, обожали все собаки. А еще Риф мог навалять псу который хозяев не слушался, т.е. если чей-то владелец постоянно орет: "Лорд, фу/плюнь/заткнись", то через час таких воплей Лорд имел шанс получить по-мозгам от Рифа. (Я, если честно, доберов не очень люблю, но этот был что-то.)
Вторым был РЧТ, огромных размеров, на стороне (не в своей стае) подраться был не прочь, брошенную другим кобелем "перчатку" ловил на лету, но сам откровенно и просто так не швырялся. Стаей руководил так же как и первый, под которым, собственно, и вырос.
Смена власти происходила безкровно и как-то постепенно. Черныш попал в эту стаю в 3 мес., добера обожал всю жизнь и по-щенячьи лизался с ним, даже после того, как стал Альфой вместо него. Сам добер, потенциал черныша почувствовал где-то в р-не года, еще до того, как сам чернышонок осознал свою силу и габариты, и стал выделять, и, как-то по-особенному, опекать. Когда чернышу было 2-ва, они впервые померялись силами: сцепились и через пару секунд разошлись - силы были примерно равны, каждый понял что может проиграть, а проигрывать не хотелось (первым тогда начал черныш). Через пару месяцев сцепились снова (начал добер) и снова разошлись сами и вдруг по среди драки, хотя казалось, что на сей раз добер возьмет верх, но почему-то не стал, было впечатление, что он экзаменировал младшего. После этого они месяц или два все время тусовались вместе, а потом добер вдруг стал оставлять черныша в стае, а сам уходить подальше от стаи, сначала минут на 10-15, потом все дольше и дольше. И как-то незаметно в стае появился новый Альфа.
Вот такие они, настоящие доминанты, а не те которые: всех поубиваю-поразгоняю и буду доминировать на пустом месте...

Сурепка 05.10.2009 14:45

Ну да, надо бы различать ДОМИНАНТУ и ДЕВИАНТУ.
У меня кавказец был - всех побеждал, но ни одной капли крови никогда не пустил. Это была собака всей моей жизни.

doglist 08.12.2009 11:12

Хочется привести пример абсолютной альфы и безусловного лидера.

В семье три собаки. Перечисляю в том порядке, в которой они стоят на иерархической лестнице (сверху).
Старший кобель (8 лет).
Сука (9 лет)
Мл.кобель - сын старшего (6 лет)

Старший кобель - безоговорочный лидер. Но не тиран. Вполне себе демократичный. Поиграть с ним, попрыгать, погрызушки устроить, даже пройти перед ним в дверь (в знакомом месте) - все можно. Единственное, в чем внешне проявлялось его лидерство постоянно, без оговорок и скидок: он первым начинал есть. МИски стоят рядом, подходит он, нюхает, начинает есть, только тогда "младшие" подходят и едят.
Три месяца назад ст.кобель умер. Несколько дней сука с младшим не решались подойти к мискам. Они не отказывались есть. Но приходилось снимать миски с подставки, подносить к ним, потом заманивать их опять к подставкам... А потом привыкли и стали есть нормально.
Пару недель назад вечером в комнате был включен комп, и не задернуты шторы. На мониторе меняющаяся заставка, ес-сно, собаки, и ст.кобель в том числе. Младший случайно повернул голову к окну и увидел крупное отражение фотографии головы старшего. Он изобразил перед отражением все, что изображал, когда они встречались после каких-то разлук, после того, как он провинился... Уши назад, хвост между ног и меленько-меленько виляет, рот "улыбается". И опять перестал подходить к миске. На этот раз не подходил даже дольше. Сука "привидения" не видела и была в полной растерянности, когда увидела такое поведение.
Замечу еще, что забитым младший при этом не был. Когда он где-то бывал один - норамальный, веселый, не трус, не зажатый. Рядом с отцом всегда стоял в тени.

Steen 14.12.2009 15:33

У меня был кобель НО, парадокс: выстрелов не боялся даже щенком, а вот грозы, грома - до дрожи. Шестилетним кобелём пытался влезть ко мне "на ручки" в сильную грозу....:)

doglist 14.12.2009 16:52

Цитата:

Сообщение от Steen
У меня был кобель НО, парадокс: выстрелов не боялся даже щенком, а вот грозы, грома - до дрожи. Шестилетним кобелём пытался влезть ко мне "на ручки" в сильную грозу....:)


Возможно, у него не все в порядке было с сердечно-сосудистой системой. В грозу давление меняется. Наш старичек с возрастом стал в грозу грустнеть. Палить по-прежнему можно у него под носом.

VPolevoj 18.12.2009 12:08

Охотничьи рассказы
 
За эти дни у нас с Мальчиком произошли события, которые могли стоить нам жизни. Однако в обоих случаях мы с честью выдержали испытания.

Сначала судьба подвергла суровому экзамену Мальчика. Получилось это так. Как-то возвращались мы с очередного обхода. Естественно, устали и изрядно проголодались. Но уже около дома обнаружили свежие соболиные следы. Мальчик вмиг воспрянул духом и пошел по следу. Мне было не до соболя. Весь остаток дня, до самой ночи я выходил прислушаться, не лает ли. Но ничего не было слышно. Утром я пошел по одному из ближайших путиков в надежде обнаружить след Мальчика. Но здесь его не было. Значит, ушел в другом направлении. Однако в этот день идти на новый поиск я уже был не в силах. Опять подосадовал, что у меня нет мотонарт. Ведь могло случиться худшее — Мальчик мог случайно попасть в один из капканов, что я установил под деревьями. Некоторые стоят так близко к лыжне, что собака может наступить на замаскированную ловушку. И тогда все пропало. Еще ни один зверь не выдерживал плена в тисках у железа больше суток. И соболь, и песец рвутся до тех пор, пока, обессиленные, не валятся и не засыпают вечным сном. Мальчик отсутствовал вторые сутки. На следующее утро я уже не сомневался, что он угодил в капкан и давно мертв.

В обход я пошел в подавленном настроении. Отойдя километра два, вдруг обнаружил следы недавней драмы: в капкан попался песец. Угодив задней лапой, он вертелся до тех пор, пока не открутил проволоку. После этого сошел с лыжни и подался в лес. Я стоял и не знал, что делать: искать ли Мальчика или идти за раненым песцом, который, судя по следам с кровавыми пятнами, далеко уйти не мог. Решил, что труп собаки от меня не убежит, а вот песец, возможно, где-нибудь притаился, и его надо быстрее настичь, иначе где-нибудь зароется и погибнет. Следовательно, пока не занесло следы, надо искать.

Однако зверь оказался достаточно сильным, чтоб не только уйти, но и запутать следы. Он несколько раз делал этакие звездочки, уходя и возвращаясь к одному и тому же месту, и трудно было определить, по какому следу надо идти, чтобы не куролесить зря по лесу. Для этого я делал круг и находил единственный выходной след. И вдруг увидел сразу три следа: песцовый, соболиный и собачий. Они скрестились. Я сразу понял, что произошло. Песец случайно натолкнулся на след соболя и пошел дальше. Но Мальчик, преследовавший соболя, наткнувшись на свежий след песца, который к тому же пах и кровью, оставил соболя и переключился на песца. Теперь мне проще стало распутывать следы, потому что Мальчик сразу разгадывал уловки песца и шел именно по тому следу, который был последним. Собачий нюх не проведешь. Через два часа хождения по тайге я снова очутился на лыжне. Песец убедился, что по лыжне с капканом идти куда легче, чем по целине и зарослям. И тут, пройдя всего метров 300, я увидел Мальчика.

Случилось то, чего я боялся. Он попал в капкан, уготовленный для песца. Но... вместо безжизненного трупа я увидел грустные виноватые глаза, смотрящие на меня с надеждой и испугом. Почему испугом? Да потому, что капкан стоял в полутора метрах от лыжни, и, чтоб угодить в него, надо потянуться за приманкой. А он прекрасно знает, какое следует наказание за попытку схватить приманку. Раза два я его крепко побил за нарушение запрета. Но он опять его нарушил. И вот теперь, увидев меня, и обрадовался, и понял, что наказания не миновать.

Я же первым делом бросился освобождать его лапу. Он заскулил от боли. Это меня обрадовало: если лапа не потеряла чувствительность, значит, она не замерзла и, следовательно, останется целой. (У собак не бывает гангрены, так как они отгрызают замерзшие конечности, чем и сохраняют себе жизнь.) Я сначала удивился тому, что лапа даже не замерзла, хотя и была зажата дугами капкана. Но потом присмотрелся и все понял. Мальчик поступил совсем не так, как любой дикий, зверь, попавший в капкан. Если тот рвется из ловушки, пока не потеряет последние силы, то Мальчик предпочел их сохранить. Впрочем, он думал, конечно, не о сохранении сил, хотя именно это и спасло его. Сила - это энергия, а энергия - это тепло, а тепло это жизнь. Несмотря на мороз, Мальчик не только не замерз сам, но и смог держать в тепле зажатую в капкан лапу. Для этого он вырыл глубокую яму, уйдя в нее с головой, улегся там калачиком. В снежной яме было тепло и он мог бы просидеть там и больше, чем эти двое суток. Однако спасло его, безусловно, другое — вера во всемогущество человека, что явилось основой его иного поведения в сравнении с дикими зверями. Те не знают, насколько всемогущ человек, а собаке это известно. Человек легко может бросить к ногам собаки птицу, сидящую на дереве, или соболя, загнанного туда же. Собаке это недоступно, и она умеет оценить превосходство. Собака знает и то, что, если человек захочет она не сдвинется с места, привязанная цепью. Попытки вырваться ни к чему не приведут, и она понимает бессмысленность этого занятия. Поэтому, когда Мальчик попал в капкан, он понял, что вырваться из него невозможно, поскольку это сооружение человека, а все, что делает человек, выше собачьих возможностей. Эта вера во всемогущество человека и спасла Мальчика, ибо он, понимая бессмысленности попыток вырваться, не стал понапрасну дергаться, чем сохранил свои силы и, в конце концов, жизнь. Более того, вера в человека, в хозяина была настолько в нем непоколебима, что он не только не сомневался, что его вызволят из беды - нет, он думал совсем не об этом! - он думал о другом: что он ослушался запрета и теперь наказан. Да, да, он воспринял все это как наказание за ослушание, и поэтому-то во взгляде его была вина и покорность, а вовсе не призыв к избавлению от мучений.

Я понял его взгляд и потому не стал причитать и жалеть его. Наоборот, укрепил в нем уверенность в его вине, чтобы в будущем больше не попадался так глупо. Собаки прекрасно разбираются, ругают их или хвалят. Вырвавшись на свободу, он первым делом облегчился. Вот ведь чистюля, двое суток терпел! Когда же я попытался к нему приблизиться, пустился от меня наутек, страшно ковыляя на трех лапах. Меня это рассмешило, и я погнал его, чтоб он отогрел и размял затекшие члены. Так мы гнались вплоть до самого дома. Время от времени я останавливался, чтоб дать ему отдохнуть и зализать кровоточащую рану. Но дома я его все-таки отстегал в педагогических целях. Он не сопротивлялся – знал, за что.
О песце конечно, забыл. Так он и ушел по лыжне. Больше его следы мне не встречались.

А Мальчик уже через два дня был в форме. Рану свою он зализал. Лучшего лекарства в таких случаях и не требуется. Поэтому я не вмешивался в курс лечения. Я только предоставил ему возможность всецело заниматься его лапой и не брал с собой на охоту. Правда, раньше я оставлял его дома, чтобы наказать этим за какую-либо провинность. Сидеть одному на цепи было для него страшным горем. Но на этот раз цепь не потребовалась. Достаточно было строго взглянуть на него и напомнить о его провинности, как он виновато, по-прежнему сильно хромая, шел на свое место. Хотя был готов сопровождать меня уже на следующий же день.

VPolevoj 18.12.2009 12:16

(продолжение)

Итак, испытание судьбы закончилось благополучно.

...Со мной все было иначе. Как-то я пошел в очередной обход. Предстояло по пути переправиться через один из притоков Вахты — Дялингду. Ширина его метров 30—50, глубина тоже небольшая, но течение очень бурное, и в недавнюю оттепель, когда реки вздулись, на нем в некоторых местах образовались купола. По одному из таких куполов я и решил пройти. Дальнейшие события произошли с такой молниеносной быстротой, что я действовал автоматически, не отдавая себе отчета. Послышался треск, и я почувствовал, что лечу вместе с куском льдины, на которой стою, вниз. Реакция была мгновенной. Льдина еще не коснулась воды, а я уже бросился, распластавшись, на край твердого льда. В следующее мгновение перекатился на спину и вскочил на ноги. Внизу бурлил водный поток, а кусок льдины, на котором я только что находился, уже исчез подо льдом. Я рассмеялся, издав нечто подобное победному кличу, и покатил дальше. Но только дома, в спокойной обстановке, осознал, какой смертельной опасности подвергался. Ведь замешкайся я на какую-то долю секунды, и уже вряд ли смог бы запрыгнуть на край льда. А затем меня моментально унесло бы под лед, откуда возврата нет. Вот так бы неожиданно и оборвалась моя эпопея. И никто никогда не узнал бы, как все это произошло.

(Из повести "Охота пуще неволи" Эрнст Кудусов)

VPolevoj 24.12.2009 10:42

Огромная собака
 
Огромная собака

http://clubs.ya.ru/46116860184273980...item_no=155698


Часовой пояс GMT +4, время: 20:45.

Русский vBulletin v3.5.1, Copyright ©2000-2020, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод сделал zCarot